О вине рассуждают Роберт Паркер, Мишель Роллан и Джеффри Дэвис

Газизова Эльвира Автор 

Мишель Роллан © i-Winemaker.com Мишель Роллан © i-Winemaker.com

До начала недели Primeurs, три эксперта по винным делам мирового значения рассуждают о винах, дегустациях, вкусах и рынках. Итак, Le Figaro опубликовал интервью с Робертом Паркером, Мишелем Роллан и Джеффри Дэвис.

Кто эти люди? Роберт Паркер – американский винный критик, гуру, его оценка 100/100 – это бомба, взрывающая цену отмеченного вина. Мишель Роллан – известный в винных кругах энолог-консультант, ведет более 100 хозяйств, разбросанных по всему миру. Джеффри Дэвис – винный негоциант американского происхождения, живет в Бордо.

Le Figaro: Вино, как в США, так и во Франции, заслуживает ли более адаптированной политики?

Роберт Паркер: В США, каждый штат имеет свое собственное законодательство, что усложняет реализацию вин. Однако мы остаемся более гибкими, когда речь идет о понятии "апелласьон" (= AOC, знак качества, географическая зона): мы разбиваем виноградники, где хотим и сажаем сорта, какие хотим.

Мишель Роллан: Франция является колыбелью мирового производства вин, образец качества, но несмотря на это, здесь принят злостный и глупый закон Évin. В этом основная разница между Францией и США, которые считают вино культурным продуктом (= культурное наследие).

Роберт Паркер: Да, действительно, вино – это культурный продукт… Франция, я думаю, забыла об этом.

Le Figaro: Почему за Францией закрепилась репутация практиковать «высокие цены», ведь американские вина, в целом, стоят дороже?

Роберт Паркер: В Калифорнии, продают вина прямо потребителю за достаточно высокие цены, без маржи для оптовиков или перекупщиков. Во Франции, у вас – куртье, негоциант (оптовик), импортер, розница, и, наконец, потребитель.

Джеффри Дэвис: Себестоимость производства лучших калифорнийских вин очень высока. Но американцы более сильны в маркетинге, чем в Бордо, они умеют создать спрос, редкость товара и, соответственно, реализуют свою продукцию по высоким ценам.

Мишель Роллан: Не будем забывать о том, что во Франции можно найти очень хорошее вино по демократическим ценам.

Роберт Паркер: Винная богема, пресса зациклены на 40 гран крю классе (самые престижные вина Бордо). Вот почему у потребителя сложилось впечатление, что французские вина являются дорогими.

Le Figaro: Подвержены ли сильным колебаниям цены на французские вина?

Роберт Паркер: Одержимость годом сбора урожая (миллезим/винтаж) объясняет многие вещи, как со стороны потребителей, так и со стороны винных критиков. Превосходные года подвержены сильной спекуляции и завышенным ценам. Для остальных, котировки обычно идут на снижение. В Долине Напа вина могут быть средними, но никогда – плохими. Поэтому цены более или менее стабильные.

Мишель Роллан: У меня нет четкого решения на этот счет. У нас есть удивительные примеры: урожай 1984 года не был великим, а продавался в три раза выше своей реальной цены. Только в Бордо возможны таким промахи!

Le Figaro: Существует "вкус Паркера". Не думаете ли вы, что однажды появится "азиатский вкус"?

Роберт Паркер: Ваш вопрос заключается в том, чтобы выяснить, есть ли международный вкус? В принципе, да, так как это вопрос внутреннего качества. Конечно, воспитание, образование различаются, но когда потребители из любой точки планеты пьют, скажем, Château Pavie, они чувствуют все один и тот же вкус.

Мишель Роллан: Есть все же эволюция вкуса. Я пойду немного дальше: до Роберта Паркера был английский вкус!

Роберт Паркер: удивительная эволюция. Когда я только начинал свою карьеру в вине, вина были несколько хилыми, сухими, вяжущими. И когда я впервые дегустировал с Мишелем Ролланом, то понял, вот тот человек, который ищет в вине фруктовые ноты, и который не забыл об этом, казалось бы, очевидном факте: вино получают из ягоды. Виноделие стало более "ухоженным", винификация (= приготовление вина) под более чутким контролем. Если в мире становится все больше людей, увлекающихся вином, это, прежде всего, из-за того, что оно доставляет больше удовольствия, чем в 50 – 60-ые гг. Какое объяснение "превосходности" таких урожаев, как 1947, 1949, 1959, 1961? Только одно: виноград достиг технической зрелости.

Джеффри Дэвис:  Да, это понимание зрелости. Сегодня замковые вина хороши при снятии сусла самотек, в бочке, при розливе по бутылкам и в погребе у потребителя.

Le Figaro: Все дефекты были исправлены. Значит, стало труднее определить шкалу качества?

Роберт Паркер: Уровень среднего качества – очень высок. Разрывы между уровнями сужаются. Настоящим вызовом на сегодняшний день является объяснить нюансы между "хорошим вином" и "очень хорошим вином".

Мишель Роллан: Главные победители гонки за качеством – потребители, которые никогда ранее не пили таких хороших вин, как сейчас.

Роберт Паркер: избалованное поколение потребителей! Я еще помню посредственность вин в 1966 и в 1978. Мишель все изменил! Он оказал огромное влияние на качество вин во всем мире, как среди студентов, так и преподавателей. Вот почему на него сыпется столько критики, впрочем, на меня тоже.

Теги :
Комментарии для сайта Cackle

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Подписаться на Newsletter